Гезалов: воспитателей, которые самосохраняются в детдоме, очень мало

13.10.2014

Признаюсь честно, я плохо помню своих воспитателей в рамках детского дома. Что они оставили в моей памяти, кроме крика или шлепка? Но, пожалуй, остался в сердце только один человек. Владимир Анатольевич Парилов. Он не воспитывал, а просто был рядом и объединял сердца.

Александр Гезалов, эксперт по проблемам сиротства, выпускник советского детдома, специально для проекта "Жизнь без преград"

Владимир Анатольевич попал к нам в детский дом, видимо, случайно и проработал там совсем немного. По сути, он не являлся "чистым" воспитателем. Он был учителем литературы и русского языка. Но то, что он запомнился мне из сотен людей, которые были во всех моих детских домах, говорит о нем, как о человеке, который сумел даже в этой сложной системе остаться человеком. Возможно, наличие преподавательской компетенции ярко выделяло его на фоне других — не имеющих никакого педагогического образования, тех, кто попал в детский дом тоже по случаю, но предпочел просто пасти нас, не пытаясь в нас что-то вложить.

Он был внешне очень привлекателен, с мягким приятным голосом. Хорошо владел гитарой, отлично читал стихи и артистично рассказывал прозу.

Людей, которые приходят в систему и самосохраняются в ней от выгорания и влияния своих же коллег, всегда весьма мало. Обычно они работают не больше трех месяцев, потом их начинают кусать сотрудницы постарше, наводить на них детей постарше. Человек не выдерживает и уходит.

Для работы в системе детского дома нужно обладать многими знаниями и способностями, чтобы выжить в ней, не выгореть и не стать изгоем. Это происходит потому, что никто не готов сделать лишнее движение, так как потом придется делать еще и еще, а до конца рабочего дня еще несколько часов. Рабочие отношения, не говоря о человеческих, выхолощены.

Молодого и активного специалиста начинают осаживать, мол, куда ты лезешь, зачем тебе это надо, зачем ты поддергиваешь нас тратить ресурсы, которых у нас нет. И так далее. Система как бы намекает "новичку", что тут свои правила, здесь нужно работать так, чтобы не накликать другой работы. Вот, к примеру, управление детским коллективом это хорошо, а проведение каждый день для детей каких-то мероприятий — нет. "Вот придут энергичные добровольцы, сдадим им детей и попьем чаю с их приносов", "зачем тратить энергию, когда можно просто управлять" — так работают многие.

Владимир Анатольевич водил детей в походы, ездил с ними в детские лагеря, и, как ни странно, старорежимные и с высшей категорией женщины его не дергали, хоть и пописывали на него кляузы. При этом любили его за доброту ко всем.

А все дело в том, что он помимо того, что работал с нами, вел большую работу с коллективом, пел с ними песни под гитару, организовывал капустники и театральные действия. Он был проводником между детьми и коллективом.  И когда он ушел из детского дома, началась война между детьми и коллективом.

Такие люди, готовые работать на оба фронта, очень нужны системе, но их единицы. Они, как золотое зерно, вносят в жизнь коллектива и смысл и плоды. Чтобы они работали в системе, им необходимо создать условия уважительным отношением к их труду, заработной платой и поощрением. Потому что если в детском доме будет только одна парадигма — "управлять", то это создаст проблемы как в кадровом составе, так и в детском коллективе.

Как-то Владимир Анатольевич спел песню "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". И было реально видно, как это здорово.

…Я и по сей день поддерживаю с ним отношения, нередко бываю в Суздале у него в гостях.

Ссылка на источник