Пресса об Ольге Будиной

ОБЫЧНЫЕ ЗАБОТЫ НЕОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА

ОБЫЧНЫЕ ЗАБОТЫ НЕОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА

Время от времени журналистская судьба дарит мне встречи с людьми не просто необычными, а уникальными. Выдающиеся автомобильные дизайнеры, художники, пилоты формульных гонок, писатели, артисты. В этом ряду Ольга БУДИНА  занимает особое место. 

 С первой нашей встречи меня поразила целостность ее натуры. Просто непостижимо, как в этой молодой миниатюрной женщине уживается природная мягкость лица и гигантская энергия, видимая в каждом жесте, звучащая в каждой фразе. Тогда мы говорили о работах Оли в кино – она только что закончила сниматься в «Земском докторе» и готовилась к  съемкам исторического фильма о взаимоотношениях Маргариты Коненковой, жены гениального советского скульптора и Альберта Эйнштейна. Это спецпроект канала "Россия". 

В нашем разговоре несколько раз мелькало название древнего русского города Углич и Оля сказала, что нам есть о чем поговорить, но речь пойдет не о кино. Я и раньше знала, что все свободное время, которого у одной из самых популярных российских актрис нашего времени и так немного, она отдает благотворительности, но о том, что речь пойдет именно о благотворительности, не подозревала. Ведь благотворительность – это нечто сугубо личное, вырастающее где-то в глубине души и сознания. Не так-то просто пустить постороннего человека в эти глубины. 

Но Оля решила рассказать о своей работе, и вот мы встретились снова.

– Оля, каждый приходит к благотворительности своим путем. Что лежало в основе Вашего решения?

– Все началось с того, что однажды, зайдя в почту, я увидела баннер Благотворительного фонда «Волонтеры 
в помощь детям-сиротам». Я кликнула туда и до утра читала то, что выложено на сайте, и плакала. А потом узнала, что сотрудники фонда – волонтеры – своими силами пытались изменить ситуацию, связанную с социальным сиротством в нашей стране. Я решила помогать им и устроила благотворительную акцию в «Президент-Отеле». В результате мы собрали 1 млн 62 тыс. рублей. И на эти деньги вообще много чего смогли сделать. К примеру, мы построили дом для многодетной семьи, где мама умирала от рака, папа за ней ухаживал, а пятерых детей хотели расформировать по детским домам. Отремонтировали три палаты детей-отказников в двух больницах Владимирской области и на протяжении трех месяцев оплачивали работу консультирующего юриста по вопросам семейного устройства. 

Так все началось. Я стала откликаться на разные предложения съездить в детские учреждения и больницы, где содержатся дети, оставшиеся без попечения родителей. И ведь заметьте, в большинстве случаев – не сироты, а именно дети без попечения родителей! Ненужные кровным родителям дети! Вот подумайте сами, какой нонсенс. Сегодня детей, которые растут без родителей, в разы больше, чем после Великой Отечественной войны или Первой мировой. Как это ни печально, но тема сиротства очень злободневна. В общем, в результате разных перипетий я создала свой благотворительный фонд.

– Вы – одна из самых популярных и востребованных актрис российского кино, а теперь еще и телевидения. Как при такой загруженности Вам удается выкраивать время для работы с детьми?

– Ой, очень сложный вопрос. Всегда на что-то не хватает времени. Вот, к примеру, мы создали сайт три года назад. Мне он очень нравился, и он подробно отражал то, что мы делали. Но потом работы прибавилось во всех областях, и сил на ведение сайта не осталось. Так и висит он у нас совсем заброшенный, только переписку ведем. Все равно в центре внимания для нас – ребенок. Сложные наши дети лишены родительской любви. А ведь что положите в ребенка в детстве, то потом из него и достанете. У него не возникнет проблем в отношениях с людьми, потому что уважение и внимание к другим будут для него превыше всего. У меня есть право говорить об этом, потому что у наших детдомовских и приютских детей отсутствует душевная связь со взрослыми, в первую же минуту знакомства они могут назвать тебя мамой, а уже через пять минут с легкостью скажут «мама» другой тете. У них нет чувства ответственности перед человеком, никто не сформировал в их сознании такого понятия, и они 
не виноваты в этом. По мере сил мы пытаемся помочь каждому ребенку разобраться в себе. Еще в самом начале работы фонда мы создали специальные программы по сказкотерапии и арт-терапии. Рассказывая истории о себе с помощью сказочных героев, малыш преодолевает свои потаенные страхи и обиды. Это может исправить его судьбу. В психиатрии это называется перенос (событий собственной жизни на вымышленного персонажа). Ребенок начинает историю, а продолжает писать сказочница. И так абзац за абзацем создается произведение, и вытесняется негативная мотивация, разрушающая психику. Сказка заканчивается, когда ребенок сам приходит к счастливому финалу. Когда его герой счастлив, здоров и у него все хорошо. И такая практика для всех детей необыкновенно важна!


Я была во многих детских домах и приютах. Если взять что-то приличное в столичных городах, то обычно дети все обихожены, одеты, а малышки – так и вовсе кажутся счастливыми. А вот с ребятами постарше гораздо сложнее. 
У них в глазах бесконечный щемящий вопрос о любви. Они так хотят быть кем-то по-настоящему любимыми! 
Чтобы спокойной ночи им пожелали и поцеловали нежно, чтобы поговорили с ними о сокровенном – тепла они хотят. Простого человеческого тепла! 
 

 

– Известно, что Вы смогли привлечь к благотворительности несколько российских и иностранных компаний. А многие ли из представителей крупного бизнеса или мира искусства лично принимают в ней участие?

– Мне кажется, что постепенно проходят те времена, когда людей нужно было агитировать помогать. Сейчас уровень осознанности и, если хотите, человечности стал выше, чем, скажем, два года назад. В последнее время ко мне обращается все больше людей и компаний с предложениями разного вида помощи. Пять лет назад, когда я только начинала, лишь мечтала об этом! Хотя мне все равно кажется, что общий уровень безразличия российских граждан довольно высок по сравнению с тем, что делают, к примеру, европейские граждане в своих странах. 

 

– Участвуя в съемках, Вы много ездите по России и видите, как живут неустроенные дети вдали от больших городов. Используете ли Вы такие поездки для общения с представителями местных властей, находите ли у них понимание и поддержку?

– Да, вопрос Вы задали в десятку! Как раз сейчас я переживаю ситуацию, связанную с местными властями города Углич. Дело в том, что в 2011 году я девять месяцев снималась в Угличе и параллельно ремонтировала детский дом. Но именно местные власти ремонт закончить не дали, и мне чудом удалось выплатить зарплату рабочим. Этот детский дом 1851 года постройки, и его ни разу не ремонтировали, но на бумаге ремонт проводился регулярно. 

За время пребывания в детдоме я видела разные нарушения и злоупотребления в отношении детей. Но у меня не было никаких реальных доказательств правонарушений. Совсем недавно ко мне обратились сотрудники детдома, которые согласились давать показания, и я попросила канал «Россия» сделать программу об этом. Просто потому, что не знала более быстрого способа привлечь внимание федералов к этому детдому.
 Программа прошла с безумным рейтингом, и на следующий же день в Угличе начал работу следственный комитет. И вот уже два месяца местные власти таскают всевозможные комиссии по комнатам, которые мы отремонтировали, и доказывают, что в детдоме все хорошо, у директора доброе сердце, а мне нужен пиар. Ну, вот даже сказать нечего на это! Сейчас мы все волнуемся, действительно ли непредвзятый следственный комитет или нет. Очень хочется верить, что в этот раз все будет справедливо! Может быть, хоть кто-то из власть имущих вспомнит, что прежде всего о детях подумать нужно – не жалко разве их?

– Ваша работа предполагает встречи не только с представителями администрации различных уровней – от государственной до директоров детских домов. Вы часто общаетесь с самими детьми. Можете назвать кого­то из Ваших подопечных, особенно запомнившихся Вам?

– Про кого бы Вам рассказать... Несколько лет назад мы проводили кинотеатральный фестиваль в Адыгее 
и организовали там программу сказкотерапии. И вот один мальчик очень активно сказки сочинял, да такие интересные! Мы стали думать, что дальше с ним делать, как устроить. Сначала помогли в кадетский корпус поступить, в Москву на каникулы уже два раза привозили, и Саша умудрился прошлым летом даже окончить интерактивные английские курсы с отличием и сейчас занимается самостоятельно, чтобы этим летом окончить следующий уровень. А может, и сразу два! Вот теперь думаем, что поможем Саше в московский вуз поступить и здесь устроиться. Если человек тянется к знаниям, хочет стать личностью, то таким прежде всего помогать нужно!  

С уважением,
первый заместитель генерального директора ООО "СТ-Медиа",
главный редактор журналов "Охотничий двор" и "Конный парк",
Алексей Оболенский

+7 (903) 176-7590